Главная > 2-ая Испанская Лига > Arkham Horror: 2-ая Испанская Лига. Сценарий 2

Arkham Horror: 2-ая Испанская Лига. Сценарий 2

Предлагаю перевод второго сценария под названием Выбор Уолтера Джилмена. Чтобы успешно выполнить условия задания, исследователям придётся сразиться с ожившими монстрами, заполонившими кладбище многострадального города Аркхэм.

Сценарий 2: Выбор Уолтера Джилмена
(требуется: базовая игра)

Не знаю я, что стало с Уолтером Джилменом, хоть думаю, – почти надеюсь, что пребывает он ныне в мирном забвении, если там существует столь благословенная вещь. Но тот, кто вернулся после и выдавал себя за него, им не являлся. Я не стану отрицать (нашелся свидетель, пусть слабый и ненадежный – моя память) похода к кладбищу той отвратительной ночью. Утверждаете – ни на кладбище, ни рядом не было ничего, что могло бы вселить страх. Я соглашусь, но добавлю, оно было вне – я видел. Видение, кошмар. Должно быть это было видение, либо же кошмар – я надеюсь – все же лишь это сохранил мой разум о тех отвратительных часах, когда мы лишились человеческого надзора.

Говорю я, мне было известно, об изучении сверхъестественного Уолтером Джилманом, и до некоторой степени я помогал ему. В его обширной коллекции странных, редких книг о запретном, я прочел все на языках которыми владел, но как мало их. Большинство книг, я полагаю, были на арабском, а книга злодея-предателя, приобретенная последней, и которую он всегда носил в кармане, вовсе написана письменами, подобных которым я не видал. Уолтер никогда не говорил, что было в ней. Надо ли повториться, – теперь я не знаю, что он искал. Не слишком ли это милосердно ко мне, я не заслужил такого, учитывая наши ужасные занятия, в которых я участвовал скорее под его влиянием, чем в силу действительной склонности. Уолтер всегда подавлял меня, а временами я боялся его. Помню, содрогался ночью перед ужасным походом, когда он рассказал свою теорию, что некоторые трупы никогда не распадаются, но остаются крепкими в своих могилах тысячи лет. Но я не боюсь его теперь, подозреваю, он познал ужасы недоступные моему жалкому разуму.

Вновь повторюсь, теперь я не знаю наших намерений той ночью. Конечно, была книга, которую Уолтер нес с собой, но клянусь, я не знаю, что мы ожидали найти. Все размыто, и в моей душе осталась лишь единственная картина, что могла существовать лишь много позднее полуночи – полумесяц изнуренной луны застыл высоко в облачном небе.

Это произошло на кладбище – в глубокой, сырой лощине, заросшей редкой травой, мхом и вьющимися стелющимися сорняками, заполненной зловонием, которое мое праздное воображение абсурдно связало с выветренными камнями. Знаки запустения и ветхости были везде. Первое яркое впечатление в этом ужасном некрополисе – Уолтер остановился перед наполовину разрушенной могилой, на надгробии которой было выгравировано его имя. Когда мы полностью расчистили погребение, состоявшее из трех огромных гранитных плит, я отступил назад, чтобы рассмотреть лучше, а Уолтер казалось, занялся умственными расчетами. Отодвинув плиту, мы обнаружили черный провал, из которого хлынули миазмы испарений, столь тошнотворные, что мы отпрянули в ужасе. Но через некоторое время, мы приблизились к яме вновь и нашли, что испарения менее тошнотворны. Фонари показали сырые стены и каменные ступени, на которые капала отвратительная мерзость внутренней земли. И тогда впервые моя память сохранила произнесенное вслух: Уолтер, обратился ко мне низким тенором, слишком невозмутимым для ужасающего окружения:

— Извини, я должен просить тебя остаться на поверхности, – сказал он, – будет преступлением, позволить кому бы ни было со столь слабыми нервами спуститься вниз. Ты не можешь представить, хоть и читал, да и я тебе рассказывал, то, что я увижу и сделаю. Это дьявольская работа, я беспокоюсь, сможет ли человек, не обладающий чувствительностью дредноута лишь взглянув на то, вернуться живым и нормальным. Я не хочу оскорбить тебя, и лишь небеса знают, как я был бы рад захватить тебя с собой, но ответственность на мне, – я не могу тащить комок нервов вниз к возможной смерти и безумию. Говорю тебе, ты не можешь представить, на что это действительно похоже!

Я еще слышу, в памяти, те холодно произнесенные слова, и еще могу вспомнить свои протесты. Кажется, я отчаянно волновался и пытался убедить друга позволить сопровождать его в те могильные глубины, но тот оказался тверд. Я уступил, и по его кивку я сел на старую, обесцвеченную могильную плиту рядом с недавно раскрытым отверстием. Затем он пожал мою руку и исчез в склепе.

Еще с минуту я видел отсветы его фонаря, но свет внезапно исчез, как если бы был пройден поворот каменной лестницы.

В свете фонаря я постоянно сверялся с часами, с лихорадочным беспокойством вслушиваясь, но более четверти часа не слышал ничего. Затем раздался слабый звук, и я позвал друга тревожным голосом. Я был полон предчувствий, однако не был готов к словам произнесенным из того странного обиталища, намного более встревожено, чем когда-либо ранее я слышал от Уолтера. Он, кто так спокойно оставил меня недавно наверху, теперь звал снизу дрожащим шепотом, более зловещим, чем самый громкий вопль:

— Боже! Если бы мог видеть, что я вижу!

Я не мог говорить. Безмолвно я мог только ждать. Тогда испуганные звуки раздались вновь:

— … Это ужасно-чудовищно-невероятно!

В этот раз голос не подвел меня, и я вылил наводнение переполняемых меня вопросов. Испугано я повторял:

— Уолтер, что там? Что там?

Еще раз раздался голос моего друга, хриплого от страха, и разбавленного привкусом отчаяния:

— Это вне человеческого сознания – я не смею тебе сказать – человек не может узнать это и выжить. Великий Боже! Я никогда не думал о таком!

Вновь немота спасла меня от безмолвного потока дрожащих вопросов. А затем раздался голос Уолтера в диком испуге:

— Ради любви к господу, верни плиту на место и убирайся, как только можешь! Это твой единственный шанс! Делай, что тебе говорят, и не проси объяснений!

Я слышал, но был способен лишь повторять свои испуганные вопросы. Вокруг меня были могилы, темнота и тени; подо мною, некая опасность за пределами человеческого разума. Но друг мой был в большей опасности чем я, и сквозь страх, я чувствовал определенное негодование, что он должно быть считает меня способным бросить его сейчас. И после паузы я услышал жалкий крик Уолтера:

— Уничтожь его! Ради господа, положи плиту на место и уничтожь его!

Голос компаньона освободил меня от паралича:

— Уолтер! Я спускаюсь!

И в ответ крик отчаяния:

— Нет! Ты не понимаешь! Слишком поздно – моя ошибка. Задвинь плиту на место и беги – ничего иного не ты или никто другой и не может сделать.

Голос изменился вновь, становясь тише и обретая безнадежное смирение:

— Быстрей – прежде чем станет слишком поздно!

Я пытался не слушать его, пытался прорваться сквозь паралич, сковавший меня, и броситься вниз на помощь. Но его следующие слова застали меня все еще неподвижным в цепях абсолютного ужаса.

— Торопись! Это бесполезно – ты должен идти – лучше один, чем два…

Затем шепот Уолтера раздулся в крик; крик постепенно дорос до вопля преисполненного ужасами веков.

— Проклинаю адовы создания – легионы – мой бог! Бей! Бей! БЕЙ!

После – тишина. Я не знал, сколько нескончаемых вечностей сидел ошеломленным; шепот, бормотание, крики. Вновь и вновь сквозь вечности, в которых я шептал, бормотал, кричал и вскрикивал:

— Уолтер! Уолтер! Ответь мне – ты там?

И ответ принес помрачение разума. Я не пытаюсь, джентльмены, объяснить ту вещь – тот голос – ни рискнуть описать в деталях, – первые слова удалили мое сознание и ввергли в мысленную пустоту, длившуюся до пробуждения в больнице. Я должен сказать – голос был низкий, пустынный, студенистый, отдаленный, таинственный, жестокий, лишенный человеческой оболочки? Что я должен сказать? Я слышал его, и знаю при этом про него ничего – поскольку слышал его, сидя окаменевшим на неизвестном кладбище в пустоте, среди понижающихся мелодий, падающих могил, рядов растительности и паров миазмы – слышал хорошо из самых глубин этих заслуживающих осуждения разрытых могил, где я наблюдал бесформенный, могильный танец теней под проклятой изнуренной луной. И вот что оно сказало:

«Ты идиот, Уолтер – МЕРТВ!»

Задание: Сразитесь с порождениями тьмы, появляющимися из кладбища в рамках второго сценария испанской лиги Ужаса Аркхэма.

Подготовка к игре: Как обычно.

Не забудьте про Три правила Второй Испанской Лиги Ужаса Аркхэма.

Исследователи: Вы можете использовать для игры только следующих исследователей: Бернард Навас (Bernard Navas), Пол Дж. Ред (Paul G. Red), Винсент Ли (Vincent Lee), Джо Даймонд (Joe Diamond), Мэнди Томпсон (Mandy Thompson), Боб Дженкинс (Bob Jenkins), Кейт Винтроп (Kate Winthrop), Харви Уолтерс (Harvey Walters), Аманда Шарп (Amanda Sharpe), Даррел Симмонс (Darrell Simmons). Два первых исследователя вы найдете в Колоде исследователей #1.

Древний: Йог-Сотот

Дополнительные правила:

Проклинаю адовы создания — легионы!

Каждый раз, когда Исследователь проваливает проверку на Бой (Combat check), его трофеи монстров «оживают» и помещаются на локацию Кладбища (Graveyard). Если на этой локации есть фишка Древнего Знака (Elder Sign), поместите ожившие трофеи монстров на улицы Northside. Эти монстры учитываются при подсчете допустимого лимита монстров.

О боже! Бей их! Бей их! БЕЙ!

Когда исследователь возвращается из Другого мира, прежде чем попытаться закрыть или запечатать врата, он/она должны будут убить всех монстров на данной локации.

Если исследователь решает скрыться (Evade) от монстров на локации, и ему это успешно удается, он/она сможет только закрыть врата, а не запечатать их.

Условия победы

Условия победы обычные, как описано в правилах базовой игры.

Дополнительные материалы:

Карточка сценария номер 2 Скачать (2.33 MB)

Использованы материалы:

www.boardgamegeek.com
www.edgeent.com

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.